1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Механизм действия и эффективность

Криолиполиз для коррекции контуров тела

О методике криолиполиза для коррекции контуров тела рассказывает врач-диетолог Наталья Сергеевна Григорьева.

В основе действия каждой из вышеназванных аппаратных методик лежат различные механизмы, принципиально отличающиеся по конечному результату воздействия, возможным побочным действиям и осложнениям. Среди упомянутых методик криолиполиз — относительно новый метод, но в последние пять лет завоёвывающий всё больше поклонников в мире, как среди врачей, так и среди пациентов.

Термин криолиполиз был впервые введён в медицину профессорами Гарвардского университета и авторами метода криолиполиза Дитером Манштайном и Рокс. Это авторитетнейшие учёные, авторы теории селективного фототермолиза и фракционного фототермолиза.

Григорьева Наталья Сергеевна, врач-диетолог, специалист по коррекции веса и моделированию фигуры

Принцип криолиполиза основан на том, что адипоциты более чем любые другие клетки человеческого организма восприимчивы к воздействию холода.

Локальное действие низких температур запускает процесс апоптоза части адипоцитов через активацию каспаз-ферментов, запускающих в норме процесс апоптоза в организме. Каспазы в течение первых суток после воздействия превращают адипоциты в апоптотические тельца, которые впоследствии поглощаются макрофагами и утилизируются.

Григорьева Наталья Сергеевна, врач-диетолог, специалист по коррекции веса и моделированию фигуры

В ходе клинических испытаний криолиполиз продемонстрировал способность на 25% сокращать жировые отложения в зоне воздействия уже после первой процедуры. Положительный результат наблюдается у 86% пациентов. У 76% из них уровень удовлетворенности от процедур криолиполиза выше, чем от любых других методик неинвазивного липолиза.

Криолиполиз считается безопасной методикой коррекции контуров тела и сопровождается лишь незначительным дискомфортом для пациента. Среди ожидаемых побочных эффектов временная эритема и непродолжительное онемение, которое проходит, как правило, в течение 14 дней после процедуры. У 0,1% пациентов спустя 2 недели после процедуры возможно возникновение болей, которые впоследствии проходят самостоятельно.

Хотя ни одна процедура неинвазивной коррекции контуров тела до сих пор не признана лучшей, криолиполиз считается безопасной, эффективной и приносящей высокую степень удовлетворенности пациентам процедурой.

Несмотря на то, что в США, например, общий спрос на хирургические и малоинвазивные косметические процедуры с 1997 по 2013 годы возрос на 280%, востребованность хирургических операций за тот же период снизилась на 12%, а нехирургических – наоборот, повысилась на 420%. Преимущества неинвазивных процедур для пациента очевидны: они не сопровождаются реабилитационным периодом и занимают не более 2 часов. Сегодня мужчины и женщины ищут быстрые, доступные, безопасные и минимально инвазивные способы сохранить молодость и привлекательность не только лица, но и тела. В течение нескольких десятилетий липосакция оставалась единственной процедурой для коррекции контуров тела. Теперь же появляется все больше неинвазивных альтернативных методик, не требующих погружения пациента в наркоз, аренды операционной и хирургических надрезов. И, несмотря на то, что результаты таких процедур не настолько впечатляющи и зачастую носят отсроченный характер, по уровню безопасности они значительно превосходят любые хирургические операции.

Методики коррекции контуров тела

Современному пациенту доступны сразу несколько аппаратных методик, направленных на сокращение подкожных жировых отложений (Таблица 1). Одна из них – высокоинтенсивный сфокусированный ультразвук. Это технология, сочетающая в себе механическое воздействие акустических волн, разрушающих клеточные мембраны, и температурного нагрева жировой ткани до 58°С, приводящего к коагуляционному некрозу адипоцитов. Эффективность этой методики подтверждается результатами клинических испытаний. Окружность талии сокращается на 2 см спустя 12 недель после такой процедуры.

Таблица 1. Сравнение методик сокращения жировых отложений

Число необходимых процедур

Высокоинтенсивный сфокусированный ультразвук

Обширные синяки и чувствительность до 2-х недель

Краснота и чувствительность в течение 1-3 дней

Онемение и синяки до 7 дней

Радиочастотные методики также основаны на температурном повреждении клеток жировой ткани. Устройства, в основе действия которых лежит радиочастотное излучение, применяются для подтяжки отвисшей кожи и сокращения морщин. Нагрев приводит к сжатию волокон коллагена и улучшению контуров кожи. Однако в ходе клинического исследования радиочастотные устройства также продемонстрировали способность избирательно нагревать подкожные жировые отложения, приводя к необратимому поражению адипоцитов и не затрагивая при этом прилежащие ткани. Нагрев до 43-45°С в течение нескольких минут приводит к отложенному апоптозу адипоцитов, в результате чего жировая прослойка сокращается через 3-8 недель после процедуры.

Механизм действия низкочастотных лазерных устройств заключается в увеличении концентрации в клетке ионов кальция и активации ТАГ-липазы, запускающей липолиз. Ударно-волновая терапия стимулирует выработку коллагена, приводит к ангиогенезу жировой ткани, активирует липазы, что в совокупности дает эффект подтягивания кожи и сокращения проявлений целлюлита.

Григорьева Наталья Сергеевна, врач-диетолог, специалист по коррекции веса и моделированию фигуры

Криолиполиз и механизм его действия

Механизм действия криолиполиза в корне отличается от всех описанных выше методик и основан на большей, чем у любых других клеток, восприимчивости адипоцитов к воздействию холода.

Направленное воздействие низких температур приводит к запуску процесса апоптоза адипоцитов, которые затем поглощаются и расщепляются макрофагами. Воспалительный процесс, вызванный апоптозом адипоцитов, наблюдается спустя 3 дня после процедуры и достигает своего пика примерно на 14 день, когда возрастает популяция гистиоцитов, нейтрофилов, лимфоцитов и других мононуклеарных клеток. На 14-30 день после процедуры макрофаги и прочие фагоциты окружают и расщепляют жировые клетки в результате естественной реакции организма на повреждение холодом. Спустя 4 недели после процедуры воспаление спадает, количество адипоцитов сокращается. Еще через 2-3 месяца утолщаются междольковые перегородки и процесс воспаления затухает.

В 2010 году аппарат для криолиполиза Coolsculpting производства компании Zeltiq Aesthetics получил одобрение FDA для коррекции жировых отложений в области боков и живота. В апреле 2014 года аппарат также был одобрен для применения в области бедер (Рисунок 1).

Рис. 1. Голубым цветом выделены области, коррекция жировых отложений в которых при помощи аппарата Coolsculpting официально одобрена FDA. Фиолетовым цветом выделены те области, где коррекция жировых отложений при помощи аппарата Coolsculpting возможна, но не имеет официального одобрения FDA.

Клиническая эффективность и безопасность криолиполиза

Клиническая эффективность и безопасность криолиполиза были изучены в исследованиях с участием людей и животных. У последних было зафиксировано сокращение жировой прослойки до 1 см, или 40% ее толщины, после одной процедуры без повреждения прилежащих тканей. Д. Манштейн в своей работе указывает на обнаруженные спустя 2 недели после процедуры перегруженные липидами одноядерные воспалительные клетки, а также происходящий в жировой ткани апоптоз и фагоцитоз. Через 3 месяца после процедуры липидограмма показала нормальные уровни холестерина и триглицеридов6.

Сопоставимые результаты были получены и в клинических испытаниях с участием людей. В работе 2009 года с участием 10 добровольцев было отмечено сокращение жировой прослойки на 20,4% и 25,5%, спустя 2 и 6 месяцев после процедуры соответственно. Недавно были опубликованы результаты ретроспективного многоцентрового исследования под авторством К. Диерикс. Согласно этим данным, улучшения были отмечены у 86% из 518 участников исследования. Наиболее эффективным воздействие криолиполиза оказалось в области живота, спины и боков. Как следует из результатов анкетирования участников, 73% пациентов оказались удовлетворены результатами процедуры, а 82% готовы рекомендовать криолиполиз друзьям. При этом подавляющее большинство добровольцев заявили о наличии минимального или терпимого дискомфорта в ходе процедуры, а 89% положительно отозвались о ее продолжительности.

В результате клинического эксперимента с использованием криолиполиза в частной практике пластического хирурга, из 528 пациентов только 6 были недовольны результатами, четверо из которых поменяли свое мнение на положительное после повторной процедуры.

Л. Гарибян для оценки объемов утраченной после криолиполиза жировой ткани использовал трехмерную фотокамеру. Спустя 2 месяца после процедуры объем жира в обработанной и контрольной областях сократился в среднем на 56,2±25,6 куб. см и 16,6±17,6 куб. см соответственно. Разница в утраченном объеме жировой ткани в обработанной и контрольной областях составила в среднем 39,6 куб. см.

Дж. Ферраро в своем неконтролируемом исследовании пытался добиться синергетического эффекта криолиполиза и ударно-волновой терапии. Согласно отчету, в результате 3-4 процедур на протяжении 12 недель авторам удалось добиться сокращения окружности обработанной области на 6,7см и толщины жировой прослойки — на 4,5 см.

Следует, однако, отметить, что исследования результатов контурирования тела представляют собой определенную сложность ввиду естественной изменчивости и низкой воспроизводимости измерений.

Продолжительность результатов криолиполиза пока остается неисследованной. Доступны данные лишь о двух пациентах, которым процедуру криолиполиза делали только на одном боку и затем фиксировали промежуточные результаты на протяжении 5 лет. В этом случае утраченная после криолиполиза жировая ткань не восстановилась, даже несмотря на колебания веса пациентов.

Мало что известно о продолжительности эффекта направленного криолиполиза, тем не менее, данных о способности жировой ткани к восстановлению после воздействия холодом также нет.

Что касается безопасности, то каких-либо побочных эффектов, возникновение которых могло быть связано с криолиполизом, в том числе шрамов, язв или изъянов поверхности кожи, не зафиксировано. Несмотря на известное свойство низких температур усиливать жировую гранулему, в известных исследованиях случаев формирования подкожных узелков не описано.

К ожидаемым побочным эффектам криолиполиза относят временную эритему, синяки и онемение на срок до 14 дней после процедуры.

На 850 тысяч проведенных по всему миру процедур пришлось только 850 зафиксированных случаев возникновения побочных эффектов, наиболее часто встречающимся из которых является боль, возникающая через 2 недели после процедуры. В 33 случаях зафиксирована парадоксальная гиперплазия адипоцитов – состояние, при котором спустя примерно полгода после процедуры в обработанной области начинают формироваться дополнительные жировые отложения. Патогенез этого явления пока остается загадкой. Вероятными методами его устранения являются липосакция или абдоминопластика, поскольку о возможности самопроизвольного рассасывания жировой ткани в таких случаях ничего не известно. С. Коулман при помощи неврологических исследований и биопсии изучал 9 случаев потери чувствительности после криолиполиза. У 6 пациентов из 9 чувствительность исчезла на короткий период времени и полностью восстановилась в среднем через 3,6 недель. Биопсия не показала каких-либо изменений нервной ткани. В ходе еще двух исследований ученые изучали вероятные изменения уровня липидов в крови после криолиполиза и таковых не обнаружили. Согласно результатам работы К. Кляйна, у 40 пациентов спустя 12 недель после процедуры не зафиксировано каких-либо изменений в работе печени.

Заключение

Нехирургические способы коррекции контуров тела основаны на инициировании процессов некроза, липолиза или апоптоза клеток жира для достижения видимых и измеримых результатов. С этой целью применяются лазерные, радиочастотные, ударно-волновые, низкотемпературные методики и химические препараты. Все они отличаются по способу воздействия, эффективности, интенсивности побочных реакций, уровню дискомфорта и болезненности и числу необходимых процедур.

Читать еще:  Отзывы об eroxin капсулы для потенции

Криолиполиз считается безопасной и эффективной методикой, а уровень удовлетворенности пациентов уже после первой процедуры достигает 73%. Сопоставимые значения демонстрируют методики, использующие высокоинтенсивный сфокусированный ультразвук, и ударно-волновая терапия: 62,3% и 64% соответственно. Однако последние методики связывают со значительными побочными явлениями и болезненностью, а также с необходимостью прохождения нескольких (до 8) процедур для достижения желаемого эффекта.

Криолиполиз подходит для кожи всех типов, не вызывает пигментации и может безопасно применяться повторно. Лучшие кандидаты для криолиполиза весят в пределах нормы, регулярно занимаются спортом, придерживаются здоровой диеты, имеют заметные жировые отложения на боках, ожидают от процедуры реалистичных результатов, а также планируют поддерживать достигнутый эффект, соблюдая здоровый образ жизни. Тем не менее, кратко- и долгосрочные результаты криолиполиза, равно как и его побочные эффекты, подлежат дальнейшему изучению.

Понятие, механизм и эффективность действия права

Действие права – это совокупность всех форм проявления его юридической силы.Под юридической силой права имеется в виду официальная, государственно-властная общеобязательность и самих норм права, и принятых на их основе правовых актов, отдельных правовых норм, и права в целом как системы норм.

Понятие действия права, действия составляющих его норм выражает динамику права,процесс его реального регулятивного воздействия на уже урегулированные общественные отношения. Это динамичное состояние права, право в действииявляется, по сути своей, той целью, ради которой в результате правоустановительной деятельности официально формулируется, текстуально выражается и документально (в соответствующих актах) закрепляется право в статике, «право в книгах».

Динамика права и статика права – два тесно взаимосвязанных состояния и два взаимодействующих аспекта бытия

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 476

права как особого социального регулятора. С одной стороны, само официальное установление права в его статике (в виде системы правовых норм, т.е. того, что общеобязательно в данном государстве) осуществляется на основе и в соответствии с действующим правом, в рамках и в форме регулятивного проявления его юридической силы. С другой стороны, право действует в тех формах и сферах, которые закреплены в статичном праве, «праве в книгах».

Статика и динамика права выступают как две взаимосвязанные, дополняющие и предполагающие друг друга стадии (и формы проявления) единого процесса правовой регуляции: чтобы право действовало как регулятор, оно сперва должно быть установлено как регулятор. Правоустановление (установление права в его статике) представляет собой исходную стадию правового регулирования – правовое регулирование в его абстрактно-общей форме,не конкретизирующей регулятивно-правовое значение норм применительно к конкретному поведению конкретного лица в конкретных условиях. Действие права (право в его динамике) – это завершающая стадия правового регулирования, правовое регулирование в его предельно конкретизированной форме –в виде конкретизации общего регулятивно-правового значения абстрактной нормы применительно к конкретному поведению конкретного лица в конкретных условиях.

Обе эти стадии и формы правовой регуляции – и абстрактная и конкретная формы правовой регуляции, т.е. и право в статике, и право в действии, – имеют один и тот же механизм правового регулирования в виде юридико-логической конструкции нормы права. Право действует (т.е. в конкретной форме воздействует на конкретное общественное отношение) по той же нормативно-регулятивной схеме, по которой в абстрактной форме им уже урегулированы соответствующие типы общественных отношений.

Механизм действия права– это механизм абстрактно-всеобщей правовой регуляции, конкретизированный и индивидуализированный применительно к конкретно-определенному случаю (и форме) проявления юридической силы действующего права.

Эта индивидуально-определенная (персонально-адресная) конкретизированность нормативного механизма действия права означает, что абстрактное правовое содержание всех трех системных элементов нормы (диспозиции, гипотезы и санкции) должно быть адекватным образом конкретизировано применительно к данному определенному случаю действия права.

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 477

Основная регулятивная функция механизма действия права и юридико-логический смысл действия права в целом состоят в том, чтобы наличную абстрактно-общую норму статичного права, т.е. общее правило для общего случая, надлежащим образом преобразовать в актуальную «казусную» норму, т.е. в конкретное правило для конкретного случая.

Если исходная стадия правовой регуляции представляет собой движение от конкретных эмпирических объектов регуляции – через их типологизацию – к установлению искомых абстрактных норм права, то действие права осуществляется по той же юридико-логической схеме (модели), но в обратном порядке: от абстрактных норм права – через их индивидуализацию – к конкретным эмпирическим объектам. Такова диалектика единства, различения и взаимодействияисходной абстрактной формы и конечной конкретной формы правовой регуляции и вместе с тем – права в статике и права в динамике.

Существенной обобщающей характеристикой действующего права является эффективность действия права.

Эффективность действия права – это меры (степень) достижения правовых целей действующего законодательства в различных сферах правовой регуляции.

Показатель эффективностидействующего права представляет собой соотношение между последствиями реализации норм законодательства (т.е. результатами их действия) и правовыми целями этих норм [1].

В процессе действия и реализации норм права решаются и находят свое удовлетворение различные экономические, социальные, политические и другие неправовые цели, задачи, интересы и потребности, являющиеся объектами правовой регуляции. Право содействует осуществлению и удовлетворению таких неправовых целей, интересов и потребностей не прямо и непосредственно, а опосредованно – во всеобщей правовой форме. Поэтому право не следует превращать в средство и инструмент экономики, политики, идеологии и т.д. и об эффективности действия права судить по степени достижения соответствующих экономических, политических, идеологических и иных неправовых целей.

Эффективность действующего права зависит от множества объективных и субъективных факторов – социальных, экономических, идеологических, юридических и т.д. К числу важных

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 478

юридических факторов эффективности действия права относятся:правовое качество (правовой характер) действующего законодательства; степень его социальной обусловленности и легитимированности (учет, правовое согласование и компромисс интересов различных социальных слов, групп и т.д.; учет общественного мнения); уровень правосознания и юридической культуры граждан и должностных лиц; общее состояние законности и правопорядка в обществе, особенно в сфере правоприменительной деятельности.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома — страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 8957 — | 7257 — или читать все.

2.5.3. Основные механизмы действия лекарств

Многие лекарства имеют одинаковый механизм действия и, следовательно, могут быть объединены в группы и подгруппы. Количество различных фармакологических групп (подгрупп) ограничивается десятками. Лекарственные препараты и фармгруппы изучаются будущим врачом в институте, но для глубокого понимания фармакологии требуется немало специальных знаний и опыт работы в клинике. Однако и неспециалисту полезно попытаться понять хотя бы общие принципы действия лекарств. Тогда пациент сможет вести более аргументированный диалог с врачом, что повысит эффективность их общения. Давайте попробуем разобраться, что же происходит внутри нас, когда мы принимаем лекарство?

Под действием лекарств в организме не происходит новых биохимических реакций или физиологических процессов. Большинство лекарств только стимулируют, имитируют, угнетают или полностью блокируют действие внутренних посредников, передающих сигналы между различными органами и системами через биологические субстраты.

Каждое звено механизма обратной связи участвует в регулировании функций клетки и целого организма, а, следовательно, может служить “мишенью” – биологическим субстратом – для лекарственных средств. Из двух участников реакции “лекарство + биологический субстрат” первый обычно хорошо известен, специалисты знают его структуру и свойства. О втором зачастую информация более скудная: хотя последние 10-20 лет интенсивно изучается структура и функции различных биологических субстратов, однако до полной ясности пока еще далеко.

Многие ферменты являются “мишенями” для лекарств. Лекарства могут угнетать или – реже – повышать активность этих ферментов, а также являться для них “ложными” субстратами. Например, угнетающими активность (ингибирующими) ферментов средствами являются ненаркотические анальгетики и нестероидные противовоспалительные средства (глава 3.9), некоторые противоопухолевые препараты (метотрексат), а ложным субстратом – метилдофа. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) (каптоприл и эналаприл) широко применяются в качестве понижающих артериальное давление (гипотензивных) средств (глава 3.5). Изменяя активность ферментов, лекарства изменяют внутриклеточные процессы и тем самым обеспечивают лечебный эффект.

В основе фармакологического действия лекарств лежит их физико-химическое или химическое взаимодействие с такими “мишенями”. Возможность взаимодействия лекарства с биологическим субстратом зависит в первую очередь от химического строения каждого из них. Последовательность расположения атомов, пространственная конфигурация молекулы, величина и расположение зарядов, подвижность фрагментов молекулы относительно друг друга влияют на прочность связи и, тем самым, на силу и продолжительность фармакологического действия. Молекула лекарственного вещества в большинстве случаев имеет очень маленький размер по сравнению с биологическими субстратами, поэтому она может соединяться только с небольшим фрагментом макромолекулы рецептора. При любой реакции между лекарством и биологическим субстратом образуется химическая связь (смотри главу 1.4).

Из школьного курса химии известно, что связь между двумя различными веществами может быть обратимой или необратимой, временной или прочной. Она образуется благодаря электростатическим и ван-дер-ваальсовым силам, водородным и гидрофобным взаимодействиям. Прочные ковалентные связи между лекарством и биологическим субстратом встречаются редко. Например, некоторые противоопухолевые средства за счет ковалентного взаимодействия “сшивают” соседние спирали ДНК, являющейся в данном случае субстратом, и необратимо повреждают ее, вызывая гибель опухолевой клетки.

Итак, есть сигнальные молекулы (медиаторы, гормоны, эндогенные биологически активные вещества), и есть биологические субстраты, с которыми эти молекулы взаимодействуют. Лекарства, введенные в организм, могут воспроизводить или блокировать эффекты естественных сигнальных молекул, изменяя тем самым функции клеток, тканей, органов и систем органов. Этим определяется фармакологическое действие лекарств (таблица 2.5.1).

Таблица 2.5.1. Основные принципы действия лекарственных средств (ЛС)
Вид взаимодействияМеханизм взаимодействия ЛС и рецептораЦель создания и примеры таких препаратов
Воспроизведение действия (миметический эффект, агонизм)ЛС по физико-химической структуре очень похоже на сигнальную молекулу (гормон, медиатор). Рецептор, взаимодействуя с ЛС, активирует или тормозит соответствующую функцию клетки. Таким образом, ЛС имитирует действие естественного гормона или медиатораПрепараты оказывают более выраженное, стабильное и длительное по сравнению с медиатором действие. Так действуют адрено- и холиномиметики (смотри адренергические и холинергические средства) и некоторые другие препараты
Конкурентное действие (блокирующий, литический эффект, антагонизм)ЛС по структуре частично похоже на сигнальную молекулу, что позволяет взаимодействовать с рецептором, образуя над ним экран. Возникает конкурентная борьба за рецептор, в которой ЛС имеет “численное преимущество”! Поэтому естественный медиатор или гормон остается “не у дел”, и реакция не “запускается”Препараты позволяют корректировать (блокировать) физиологические реакции клетки. Примером таких препаратов являются адрено-, холино- и гистаминоблокаторы (смотри соответствующие главы)
Неконкурентное взаимодействиеМолекула ЛС связывается с рецепторной макромолекулой не в месте ее взаимодействия с медиатором, а на другом участке. При этом изменяется пространственная структура рецептора, что облегчает или затрудняет его контакт с естественным медиаторомБензодиазепины (оказывают анксиолитическое, седативное и противосудорожное действие), взаимодействуя с бензодиазепиновыми рецепторами, увеличивают прочность связи ГАМК (нейромедиатор с тормозящим действием на центральную нервную систему) с ГАМК-рецепторами
Читать еще:  Недорогие препараты для повышения потенции

Воспроизведение действия (миметический эффект) наблюдается в тех случаях, когда молекула лекарственного вещества и естественная сигнальная молекула очень похожи: имеют высокое соответствие физико-химических свойств и структуры, обеспечивающих одинаковые внутриклеточные изменения. Результатом взаимодействия лекарства с рецептором в этом случае является активация или торможение определенной функции клеток в полном соответствии с действием эндогенной (внутренней) сигнальной молекулы. Подобным образом действуют очень многие аналоги гормонов и медиаторов (глава 3.1, глава 3.2, глава 3.3). Цель создания подобных лекарств – получение препаратов с более выраженным, стабильным и длительным по сравнению с медиатором (адреналин, ацетилхолин, серотонин и другие) действием, а также восполнение дефицита медиатора или гормона и, соответственно, их функций.

Конкурентное действие (блокирующий, литический эффект) встречается часто и присуще лекарствам, которые лишь частично похожи на сигнальную молекулу (например, медиатор). В этом случае лекарство способно связываться с одним из участков рецептора, но оно не вызывает комплекса реакций, сопутствующих действию естественного медиатора. Такое лекарство как бы создает над рецептором защитный экран, препятствуя его взаимодействию с естественным медиатором, гормоном и так далее. Конкурентная борьба за рецептор, называемая антагонизмом (отсюда и название лекарств – антагонисты), позволяет корректировать физиологические и патологические реакции. Подобным образом действуют адрено-, холино- и гистаминолитики (глава 3.2, глава 3.7, глава 3.10).

Следующий тип взаимодействия лекарства с рецептором называют неконкурентным, и в этом случае молекула лекарства связывается с рецепторной макромолекулой не в месте ее взаимодействия с медиатором, а на рядом расположенном участке, то есть действует опосредованно. При этом происходит изменение пространственной структуры рецептора, вызывающее раскрытие или закрытие его для естественного медиатора. В этих случаях рецептор для лекарства и рецептор для медиатора не совпадают, но находятся в одном рецепторном комплексе, и лекарство не вступает в прямое взаимодействие с рецептором. Ярким примером лекарств, действующих по этому типу, являются бензодиазепины – большая группа структурно родственных соединений, обладающих анксиолитическими, снотворными и противосудорожными свойствами (глава 3.1). Соединяясь со специфическими бензодиазепиновыми рецепторами, которые взаимосвязаны с рецепторами гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), лекарственное средство изменяет пространственную конфигурацию ГАМК-рецепторов и увеличивает прочность их связи с субстратом – гамма-аминомасляной кислотой. В результате усиливается тормозящее влияние этого медиатора на центральную нервную систему, чем обеспечивается лечебный эффект препаратов.

Некоторые лекарства способны повышать или понижать синтез естественных регуляторов (медиаторов, гормонов и так далее), влиять на процессы их накопления в клетках или ферментного разрушения. Подробнее такие эффекты будут рассмотрены, в частности, в главе 3.1, посвященной средствам, влияющим на функции центральной нервной системы.

Механизм действия лекарств на молекулярном и клеточном уровнях имеет очень большое значение, но не менее важно знать, на какие физиологические процессы влияет препарат, то есть каковы его эффекты на системном уровне. Возьмем, к примеру, лекарственные средства, снижающие артериальное давление. Один и тот же результат – снижение давления – может быть достигнут разными способами:

1) угнетением сосудодвигательного центра (магния сульфат);

2) угнетением передачи возбуждения в вегетативной нервной системе (ганглиоблокаторы);

3) ослаблением работы сердца, уменьшением его ударного и минутного объемов (бета-адреноблокаторы);

6) снижением активности системы ренин-ангиотензин (ингибиторы АПФ, антагонисты ангиотензиновых рецепторов) и другие.

Таким образом, одни и те же фармакологические эффекты (увеличение частоты сокращений сердца, расширение бронхов, устранение боли и так далее) можно получить с помощью нескольких препаратов, имеющих различные механизмы действия.

Еще один пример – кашель. Если кашель обусловлен воспалением дыхательных путей, назначают противокашлевые средства периферического действия, причем, часто комбинируют их с отхаркивающими препаратами. Кашель у больных туберкулезом или при новообразованиях бронхов устраняют центрально действующие наркотические анальгетики (кодеин). А в детской практике в тяжелых случаях коклюша кашель лечат введением нейролептика хлорпромазина (препарат Аминазин).

Выбор лекарства, необходимого конкретному больному, осуществляет врач, руководствуясь знанием механизма действия лекарственных препаратов и обусловленных им терапевтических и побочных эффектов. Мы надеемся, что теперь вам стало понятнее, как сложен этот выбор, и какими знаниями и опытом надо обладать, чтобы правильно его сделать.

Но поскольку все органы и системы взаимосвязаны, то какие-либо изменения функции одного органа или системы вызывают сдвиги в работе других органов и систем. Кроме того, субстраты для взаимодействия могут находиться в разных органах, что также обеспечивает их взаимосвязь. Она проявляется как на физиологическом, так и на биохимическом уровнях, определяя неоднозначность и многогранность действия лекарств, наличие не только лечебного, но и побочного действия у большинства препаратов.

Так, расширение сосудов и понижение артериального давления при приеме нитроглицерина сопровождаются рефлекторным повышением частоты сердечных сокращений, а также обусловленной расширением сосудов головного мозга, так называемой нитратной головной болью. Атропин, обладающий выраженными спазмолитическими свойствами, за счет своего механизма действия может нарушить отток внутриглазной жидкости, вызвав приступ глаукомы, и так далее.

На взаимодействие лекарств с биологическим субстратами, а, соответственно, и на эффекты препарата, большое влияние оказывают прием пищи, алкоголя, возраст пациента, одновременный прием других препаратов и еще ряд факторов, роль которых рассматривается в следующих главах.

Механизм действия и эффективность

Механизм действия права — это механизм абстрактно-всеобщей правовой регуляции, конкретизированный и индивидуализированный применительно к конкретно-определенному случаю (и форме) проявления юридической силы действующего права.

Эта индивидуально-определенная (персонально-адресная) конкретизированность нормативного механизма действия права означает, что абстрактное правовое содержание всех трех системных элементов нормы (диспозиции, гипотезы и санкции) должно быть адекватным образом конкретизировано применительно к данному определенному случаю действия права.

Основная регулятивная функция механизма действия права и юридико-логический смысл действия права в целом состоят в том, чтобы наличную абстрактно-общую норму статичного права, т.е. общее правило для общего случая, надлежащим образом преобразовать в актуальную «казусную» норму, т.е. в конкретное правило для конкретного случая.

Если исходная стадия правовой регуляции представляет собой движение от конкретных эмпирических объектов регуляции — через их типологизацию — к установлению искомых абстрактных норм права, то действие права осуществляется по той же юридико-логической схеме (модели), но в обратном порядке: от абстрактных норм права — через их индивидуализацию — к конкретным эмпирическим объектам. Такова диалектика единства, различения и взаимодействия исходной абстрактной формы и конечной конкретной формы правовой регуляции и вместе с тем — права в статике и права в динамике.

Существенной обобщающей характеристикой действующего права является эффективность действия права.

Эффективность действия права — это меры (степень) достижения правовых целей действующего законодательства в различных сферах правовой регуляции.

Показатель эффективности действующего права представляет собой соотношение между последствиями реализации норм законодательства (т.е. результатами их действия) и правовыми целями этих норм.

В процессе действия и реализации норм права решаются и находят свое удовлетворение различные экономические, социальные, политические и другие неправовые цели, задачи, интересы и потребности, являющиеся объектами правовой регуляции. Право содействует осуществлению и удовлетворению таких неправовых целей, интересов и потребностей не прямо и непосредственно, а опосредованно — во всеобщей правовой форме. Поэтому право не следует превращать в средство и инструмент экономики, политики, идеологии и т.д. и об эффективности действия права судить по степени достижения соответствующих экономических, политических, идеологических и иных неправовых целей.

Эффективность действующего права зависит от множества объективных и субъективных факторов — социальных, экономических, идеологических, юридических и т.д. К числу важных юридических факторов эффективности действия права относятся: правовое качество (правовой характер) действующего законодательства; степень его социальной обусловленности и легитимированности (учет, правовое согласование и компромисс интересов различных социальных слов, групп и т.д.; учет общественного мнения); уровень правосознания и юридической культуры граждан и должностных лиц; общее состояние законности и правопорядка в обществе, особенно в сфере правоприменительной деятельности.

Действие права имеет свою внутреннюю и внешнюю стороны. Внутренняя сторона связана с восприятием права его адресатами. Внешняя — с теми специфическими формами и методами, которыми заявляет о себе право, а также формами и методами правомерного поведения управомоченных и обязанных субъектов.

На уровне восприятия права как внутренней стороны его действия выделяют (Демин А.В.) следующие виды воздействия права:

Информационное. Право предоставляет индивиду сведения о правомерном (должном, дозволенном, запрещенном) поведении. Чтобы жить в обществе, человек должен правильно ориентироваться в окружающем мире, понимать его, объяснять логически. Человек комфортно чувствует себя лишь в понятном ему мире. Информация о праве (наряду с другими информационными каналами) позволяет человеку разобраться в окружающем мире, выяснить требования к нему общества, свои правовые возможности. Все это, в конце концов, позволяет индивиду принимать правильные решения.

Ценностно-воспитательное (ориентационное). Разрешая, запрещая и обязывая определенные виды поведения, право способствует формированию у людей позитивной идеологии — взглядов, ценностей, убеждений, идеалов, соответствующих одобряемой обществом и государством системе ценностей. Право вырабатывает у нормального человека осознанное стремление к правомерному поведению, которое поощряется государством. Речь идет о влиянии права на внутренний мир, духовную жизнь человека. Право способствует формированию у людей позитивных убеждений, преодолению предрассудков, нацеленности на поведение, соответствующее прогрессивному развитию общественной жизни. Таким образом, право, если можно так сказать, «улучшает природу человека».

Превентивно-психологическое. Ограничивая индивидуальную свободу личности, устанавливая жесткие санкции для правонарушителей, право подавляет агрессивные, антиобщественные устремления в человеке. Это, с одной стороны, убеждает человека в необходимости воздерживаться от неправомерных деяний под угрозой наказания. С другой стороны, наличие правоохранительного механизма, системы правового принуждения придает человеку уверенность в своей защищенности, в стабильности общественных отношений.

Читать еще:  Кратко об ушибе локтя и его причинах

Культурологическое. Право — часть общей культуры общества. Право взаимодействует со всеми проявлениями общественной жизни и общественного сознания — наукой, искусством, образованием, религией, моралью, политикой, влияет на них, проявляется в них. Не случайно исторические памятники права позволяют оценить и уровень общей культуры людей, живших в ту или иную эпоху. Особенно широко влияние права на кино, телевидение, литературу.

Механизм действия и эффективность

Авторы настоящей работы, изучая на протяжении ряда лет различные аспекты механизма действия депрессорных присадок, пришли к заключению, что в зависимости от природы депрессоров может проявляться тот или иной механизм. Для уточнения механизма действия изучено влияние депрессорных присадок, разработанных в Тюменском государственном нефтегазовом университете, и полиолефинов (ПО) на процессы кристаллизации и структурообразования твердых углеводородов (ТУ) различной природы (всего изучено 12 двойных систем). При этом предпринята попытка установления взаимосвязи между процессами кристаллизации твердых углеводородов и их структурообразованием, а также — между процессами кристаллизации ТУ и эффективностью депрессорных присадок и полиолефинов.

Проведенные ранее [1,2] исследования процессов, происходящих в модельных системах, содержащих различные твердые углеводороды, депрессорные присадки и полиолефины, позволили предложить ряд показателей, характеризующих эффективность депрессоров как добавок, снижающих температуры помутнения и застывания дисперсных систем, а также комплексный критерий эффективности. Проанализировав предложенные показатели и критерии пришли к выводу, что с их помощью можно не только оценить эффективность депрессоров, но и установить количественную взаимосвязь между процессами, происходящими в изучаемых системах и эффективностью ДП или ПО, что в свою очередь, позволит уточнить механизм их действия. Среди множества предложенных показателей выделили следующие:

— для оценки влияния присадок на процессы кристаллизации предложили использовать показатель интегральной эффективности присадок в качестве депрессора температуры помутнения (S Δ t n ) и разность температур критических концентраций начала спонтанной кристаллизации (разность температур помутнения) твердых углеводородов и депрессорных присадок (Δ T C´ 1); при этом для выяснения корреляции исследовали зависимости

= ƒ(Δ ) (1);

— для оценки совместного влияния присадок на процессы кристаллизации и структурообразования выделили показатели интегральной эффективности ДП или ПО по температурам помутнения и застывания ( и ), а также относительную скорость образования твердой фазы ( ), используя для анализа зависимости вида

= ƒ( / ) (2);

— для оценки влияния полиолефинов на процессы структурообразования твердых углеводородов использовали показатель интегральной эффективности по температуре застывания ( ), разность температур критических концентраций начала спонтанной кристаллизации твердых углеводородов и полиолефинов (Δ ); относительную скорость образования твердой фазы ( ) и относительный концентрационный коэффициент спонтанной кристаллизации полиолефинов ( ), характеризующий массовое соотношение ПО и ТУ; при этом для установления корреляции использовали зависимости вида

= ƒ [Ккр = Δ /( * )]. (3)

Анализ предложенных зависимостей показал, что они хорошо линеаризуются в логарифмических (2) и полулогарифмических (1,3) координатах и могут быть представлены в виде корреляционных уравнений типа: y = a + bx. Математическая обработка результатов позволила получить расчетные уравнения, впервые устанавливающие количественную взаимосвязь между эффективностью присадок и полиолефинов в качестве добавок, снижающих температуры помутнения и застывания, и процессами, происходящими в системах твердых углеводородов. Результаты обработки представлены в таблице.

Таблица 1.

ТУ + ДП

ln = ƒ(Δ )

= ехр (3,18+0,09 )

ln = ƒ[ln( /

= exp [(1,6 + 0,8 ln( / )]

ТУ + ПО

ln = ƒ[Δ /

( * )]

= exp <4,18 + 0,03 .

Корреляционные уравнения, полученные для систем, содержащих либо присадки, либо полиолефины справедливы для всех исследованных систем вне зависимости от природы ТУ; а разный вид уравнений для ДП и ПО подтверждает гипотезу о различии механизмов их действия. Так, эффективность депрессорных присадок определяется их комплексообразованием с кристаллизующимися твердыми углеводородами, а эффективность полиолефинов авторы связывают с процессами их сокристаллизации с ТУ. Это объясняет присутствие величины , характеризующей массовое отношение ПО и ТУ, в уравнении для систем, содержащих полиолефины; в то же время ни в одно из уравнений, выведенных для депрессорных присадок эта величина не входит. Полученные корреляционные зависимости можно использовать для оценки влияния депрессоров на кристаллизацию и структурообразование твердых углеводородов.

  1. Агаев В.Г., Гуров Ю.П., Землянский Е.О. Фазовые переходы и структурообразование в модельных системах твердых углеводородов и депрессорных присадок // Нефтепереработка и нефтехимия.-2004.-№9.-с. 37-40.
  2. Таранова Л.В., Гуров Ю.П., Агаев В.Г. Исследование депрессорных свойств полиолефинов // Нефть и газ Западной Сибири: Материалы Всероссийской научно-технической конференции т.1.- Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2007.-с.261-264.

Механизмы действия лекарственных средств

Цель данной статьи состоит в том, чтобы объяснить механизмы действия лекарств путем объединения эффектов, производимых ими на молекулярном, клеточном, тканевом и системном уровнях биологического организма. Основное внимание уделено действию на молекулярном и клеточном уровнях, а специфические действия лекарств на ткани и системы организма рассматриваются в Тканевое и системное действие лекарств.

Лекарственные средства действуют на четырех разных уровнях:

  • молекулярном, на котором белковые молекулы являются непосредственными мишенями для большинства лекарств. Эффекты на данном уровне определяют действие лекарств на следующем уровне;
  • клеточном, на котором биохимические и другие компоненты клетки участвуют в процессах трансдукции;
  • тканевом, на котором происходит изменение функций сердца, кожи, легких и др.;
  • системном, на котором происходит изменение функций сердечно-сосудистой и нервной систем, желудочно-кишечного тракта и др.

Для того чтобы понять механизм действия лекарств, необходимо знать, на какие молекулярные мишени действует вещество, природу системы трансдукции (клеточный ответ), типы ткани-мишени и механизмы, посредством которых ткань воздействует на системы организма. Механизмы действия лекарственных веществ нужно рассматривать на каждом из четырех уровней.

В качестве примера можно привести препарат пропранолол — β-адреноблокатор, используемый для лечения некоторых заболеваний, в том числе стенокардии, сердечной недостаточности из-за локальной ишемии (т.е. недостаточного кровотока) в сердце:

  • на молекулярном уровне пропранолол — конкурентный обратимый антагонист адреналина и норадреналина за действие на β-адренорецепторы;
  • на клеточном уровне пропранолол предотвращает β-адренозависимое увеличение внутриклеточного циклического аденозинмонофосфата (цАМФ), инициирующего фосфорилирование белков, мобилизацию ионов кальция и окислительный метаболизм;
  • на тканевом уровне пропранолол предотвращает β-адренозависимое увеличение силы и частоты сердечных сокращений, т.е. оказывает отрицательные инотропный и хронотропный эффекты;
  • на системном уровне пропранолол улучшает функцию сердечно-сосудистой системы. Он снижает β-адренозависимый ответ сердца на активность симпатической нервной системы, уменьшая тем самым потребность тканей сердца в кровотоке, что целесообразно при ограниченном притоке крови (например, при ишемии коронарных артерий).

Механизм действия лекарственных средств на четырех уровнях также можно показать на примере рифампицина, хотя этот препарат действует больше на бактерии, чем на ткани человека.

Рифампицин — это эффективный препарат для лечения туберкулеза:

  • на молекулярном уровне рифампицин связывает (и блокирует активность) полимеразы рибонуклеиновой кислоты (РНК) в микобактерии, которая вызывает туберкулез;
  • на клеточном уровне рифампицин ингибирует синтез РНК в микобактерии и таким образом убивает ее;
  • на тканевом уровне рифампицин предотвращает повреждение ткани легких, возникающее вследствие инфекции микобактерии;
  • на системном уровне рифампицин предотвращает недостаточность легочной функции, вызванную инфекцией микобактерии.

Лекарства можно классифицировать, основываясь на молекулярном, клеточном, тканевом и системном типах действия

На молекулярном уровне пропранолол всегда классифицируют как β-адреноблокатор. Но его выявление на клеточном, тканевом и системном уровнях зависит от патологии, для лечения которой его используют (например, стенокардии и гипертензии).

Фармакологическая классификация лекарственных средств включает виды оказываемых ими эффектов

Безусловно, важно классифицировать лекарства на основе как места их действия, так и вида оказываемого ими действия. Фармакология располагает большим запасом терминов для описания действия лекарств, которые будут представлены далее. Здесь же приводится краткое обсуждение классификации лекарств.

Термины, используемые для описания раличных типов фармакологического действия, зачастую составляют пары: «ингибитор» и «активатор», «антагонист» и «агонист», «депрессант» и «экситант», «прямой» и «непрямой». В этих примерах каждый термин из пары является антонимом другому. Такие термины помогают классифицировать тип фармакологического действия, оказываемого лекарством, но сами по себе малоинформативны (более того, часто эти термины используют неуместно):

  • термин «ингибитор» используют для определения средств, предотвращающих или уменьшающих физиологическую, биохимическую или фармакологическую активность. Ингибирование может происходить на уровне ферментов, нервной или гормональной системы, рецепторов, ионных каналов, клеточных мембран, а также отдельных органов и целого организма;
  • термин «активатор» противоположен по значению термину «ингибитор».

Таким образом, практически любое лекарство может быть рассмотрено либо как ингибитор, либо как активатор. Недостатком является то, что ингибитор в одном случае может выступать активатором в другом, например при стимулировании одного центра путем ингибирования другого.

Термины «антагонист» и «агонист» связаны тем, что антагонист препятствует агонисту осуществлять свое действие, в то время как агонисты — это вещества, производящие эффект. Если термины используют корректно, то и агонист, и антагонист должны воздействовать на один и тот же рецептор. Однако иногда термин «антагонист» используют неточно. Например, антагонистами кальция называют препараты, блокирующие Са2+-каналы.

Термины «супрессор» и «экситант» менее точные и определяют средства, которые, соответственно, уменьшают и увеличивают активность систем организма, в частности центральной нервной системы (ЦНС).

Некоторые лекарственные средства оказывают эффект в результате прямого действия на определенные ткани, в то время как другие — вследствие непрямого, или опосредованного, действия. Например, лекарства могут расслаблять гладкие мышцы сосудов путем прямого действия на мышцы или вторично — за счет высвобождения релаксантов прямого действия или ингибируя высвобождение и действие сократительных субстанций. В качестве других примеров можно привести отрицательное действие β-блокаторов (например, пропранолола) на сократимость сердца, который уменьшает действие симпатической системы на сердце. Амины (симпатомиметики) непосредственно учащают сокращения сердца путем действия на клетки водителя ритма, контролирующие частоту сокращений,в то время как атропин может ускорять сердечный ритм: как антагонист мускариновых рецепторов, он уменьшает действие парасимпатических нервов (через выход ацетилхолина) на сердце.

Ответ на действие лекарств проявляется на молекулярном, клеточном, тканевом и системном уровнях

Поскольку механизм действия лекарств проявляется на любом из четырех уровней, ответ на действие лекарств может быть определен таким же образом (табл. 2.1). Средства, которые активируют свои молекулярные мишени, называют агонистами или активаторами (точный термин зависит от природы молекулы-мишени). Средства, которые блокируют либо тормозят действие агонистов (активаторов) или инактивируют молекулу-мишень, называют антагонистами, блокаторами либо ингибиторами. Последние не обладают прямым действием на клеточном, тканевом и системном уровнях, но могут блокировать молекулярный ответ на действие эндогенных или экзогенных агонистов (активаторов).

Таблица 2.1 Четыре уровня воздействия лекарств

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector